16 июля 2013

Украинско-польские отношения: правда и мифы. «Закерзонье». Часть 4

Закерзонье. Часть 4.

Деятельность и тактика

Отряды особого назначения «Висла» приступили к выполнению своего задания, уже имея опыт проведения операций против повстанцев в 1944–1947 гг., а также с тщательно разработанным планом.

Операция проводилась в два этапа: 1-й этап включал операции только в 1-й зоне, куда входили южная и юго-восточная части Жешувского воеводства и несколько районов юго-восточной части Люблинского воеводства, располагающиеся рядом с польско-советской границей. Главная задача — ликвидация повстанцев в первой зоне, всеобщая депортация оттуда украинского населения и параллельное ведение военной рекогносцировки во второй зоне для подготовки проведения второго этапа. Операция в первой зоне длилась один месяц, после начала операции «ВИСЛА», и нанесла сокрушительное поражение отрядам УПА в регионе. УПА понесла большие потери, много повстанцев попало в плен.

На операцию «ВИСЛА» УПА ответила новыми нападениями на небольшие подразделения местных служб безопасности, увеличением количества засад и разрушением опустошенных сельских усадеб и сел, оставленных депортированным украинским населением. Последующие месяцы, однако, стали временем постепенного распада сил УПА. Правительственные войска сумели разгромить меньшую по численности (семь к одному) армию украинских повстанцев, методически применяя хорошо подготовленные силы безопасности, прочесывая леса, совершенствуя разведывательную сеть, увеличивая количество патрулей и беспрестанно преследуя повстанцев. После мая 1947 года УПА утратила какое-либо преимущество в инициативе. Она вынужденно разделилась на небольшие отряды автономно действующих сотен и взводов, потому что куренная (батальонная) структура распадалась. Связь между отрядами и координация их действий сильно усложнились, некоторые отряды прекратили свое существование. Все больше бункеров попадали в руки правительственных войск, подступы к населенным пунктам перекрывались, что отрезало повстанцев от источников снабжения.

Во время 1-го этапа операции «ВИСЛА» погибло свыше 900 бойцов УПА, еще больше попало в плен. Несколько групп, в составе которых числилось свыше 200 повстанцев, перешло польско-чехословацкую границу и с боями пробилось в американскую оккупационную зону в Германии и Австрии. Отряд в количестве ста бойцов переместился на территорию Советской Украины и присоединился там к силам УПА. В Закерзонье остались распыленные группы (по 15–25 повстанцев) и подразделения патрулей безопасности УПА (СБ). Границы района операций УПА перестали существовать. Уцелевшие отряды пытались действовать автономно.

Параллельно с наступательными операциями отряды особого назначения «Висла» методически депортировали местное население, сохраняя аналогичную наступательную последовательность и зональное разделение этой операции. Таким образом, во время первого этапа все этнические украинцы были депортированы из приграничных с Советским Союзом родных земель, а оставшиеся повстанцы лишились поддержки местного населения.

Во время второго этапа район операций сместился во вторую зону, на юг Люблинского воеводства. Главные задачи этого этапа: 1. выселить украинцев из ІІ-й зоны; 2. уничтожить мощный батальон «Железняк» в районе операций УПА «Бастион».

Первое было выполнено в рамках определенного времени. Второго сразу достичь не удалось.

Глава ОУН Ярослав Старух — «Стяг»
Глава ОУН Ярослав Старух — «Стяг»
Главнокомандующий УПА Закерзонье Мирослав Онишкевич — «Орест»
Главнокомандующий УПА Закерзонье Мирослав Онишкевич — «Орест»

Операция «ВИСЛА» завершилась 31 июля 1947 года. Однако еще несколько месяцев после этой даты отдельные элементы УПА действовали в регионе, большинство из них — на юго-востоке Люблинского воеводства. Преимущественно это были самые закаленные бойцы — члены инфраструктуры ОУН, службы безопасности (СБ) и военной полиции УПА. Район операций УПА «Бастион», где действовал батальон «Железняк», был также местом дислокации главного штаба ОУН Закерзонье. 18 сентября 1947 года это место было обнаружено, атаковано и захвачено врагом. Глава ОУН (Ярослав Старух — «Стяг») и штабные работники покончили жизнь самоубийством в своем бункере. Главнокомандующий УПА Закерзонье (Мирослав Онишкевич — «Орест») был арестован через четыре месяца в Западной Польше. Ликвидация района операций «Бастион» знаменовала полное поражение УПА и разгром украинского национально-освободительного движения в Закерзонье.

Нет точных данных потерь во время восстания в Закерзонье. Официальные польские источники оценивают потери украинцев за период с 1944 по 1947 год в количестве 4 000 человек. Реальная цифра, очевидно, внушительней. Из этих четырех тысяч — 1 500 бойцов УПА, остальные — члены ОУН и мирное население.

Польские потери: 2 196 человек, из них 997 военнослужащих, 600 милиционеров и местных должностных лиц, а также 599 гражданских.

Контроль населения и ресурсов

Осенью 1944 года, когда Красная армия вступила на земли Закерзонья, местное украинское население постепенно депортировалось в УССР (Украину), а польских граждан из Украины переселили в Польшу. Большинство — в сельские районы Закерзонья на место выселенных оттуда украинцев. Какими бы важными на тот момент ни были причины украинского повстанческого движения (УПА) на этих землях, депортация населения сразу же выросла в огромную проблему украинцев по обе стороны «линии Керзона». Заданием программы депортации на дальнейшую перспективу было «решение» польской властью вопроса украинского местожительства на исторических украинских землях (Холмщина, Перемишлянщина, Лемкивщина), а теперь — на юго-востоке Польши. Но ближайшей перспективой была ликвидация повстанческого движения, лишение его поддержки местного населения. По иронии судьбы переселение и побуждало украинских крестьян оказывать поддержку повстанцам.

На первом этапе, пользуясь такой поддержкой и умело используя недовольство местного населения притеснениями польской власти, УПА успешно вела восстание. Поэтому обмен населением осуществлялся достаточно медленно. Так возник заколдованный круг: программа переселения раздувала пламя повстанческой борьбы, побуждая местных украинских жителей обеспечивать УПА продовольствием и новобранцами; в свою очередь повстанческая борьба вынуждала властные структуры Польши ускорять программу депортации. Возможно, тогда стало понятно, что этот круг можно разорвать разгромом УПА, но на тот момент борьба за Закерзонье и за местное украинское население продолжалась.

По отчетам польского Государственного агентства по переселению в 1944–1946 гг., потенциальными кандидатами на переселение в СССР считалось 491 493 человека, включительно с 122 618 семьями, проживающими на юго-востоке страны. Местные жители не скрывали своего враждебного отношения к программе переселения из их исторических земель, а пропаганда УПА лишь усиливала эту враждебность, потому что украинцы надеялись, что правительство, ощутив мощное противодействие, откажется от массовой депортации. УПА проводила широкомасштабные операции, препятствуя этому переселению. Она призывала украинцев к сопротивлению, а польских солдат — не участвовать в правительственной программе переселения.

Для поддержки программы защиты сел и урожая от уничтожения, гарантирования безопасности польским поселенцам в Закерзонье, а также для принуждения украинского населения к эвакуации, в эту местность стягивались дополнительные армейские подразделения.

Вопреки сопротивлению, программа переселения была завершена и достигла своей цели. За период с 15 ноября 1944 года по 1 ноября 1946 года в целом 488 612 этнических украинцев (122 618 семей) переселились из Закерзонья в СССР (преимущественно из Люблинского и Жешувского воеводств — в Западную Украину).

В конце 1946 года польские правительственные чиновники подсчитали, что на всем юго-востоке Польши осталось не более 20 000 украинцев, которым удалось избежать депортации. По мнению чиновников, они не смогут составить мощную поддержку повстанцам. Однако, после того как в начале 1947 года УПА возобновила свои действия, правительство вынужденно было пересмотреть предыдущие данные: число украинского населения региона, являясь источником снабжения УПА продовольствием и новобранцами, возросло до 80 000. Позже выяснилось, что даже эта цифра занижена. Поэтому польское правительство определило одну из самых главных целей операции «ВИСЛА» — депортация местных украинских жителей.

В апреле 1947 года Временное правительство Польши и СССР подписали соглашение об окончательной демаркации общей государственной границы. Это поставило точку в программе обмена населением между двумя странами, и властные структуры Польши решили депортировать остававшихся на юго-востоке страны украинцев в присоединенные западные и северо-западные воеводства (бывшие восточно-немецкие провинции и Восточную Пруссию). Это радикальное решение вызывало в дальнейшем бурное обсуждение и серьезные споры в коммунистических и некоммунистических средствах массовой информации. Один из польских ветеранов операций против украинских повстанцев бригадный генерал Блюм писал об этом так:

«В истории каждого народа есть события, которые нельзя полностью оправдать, применяя абсолютные критерии оценки и абстрактный гуманизм, но которые по всему заслуживают понимания потомков и положительного суда истории. Переселение украинцев Польши в 1947 году — одно из таких событий».

В течение трех месяцев, во время которых проводилась операция «ВИСЛА», на северный запад Польши принудительно переселились более 140 000 украинцев. Этой крайне варварской акцией правительство Польши достигло двух целей: 1) устранило базу поддержки украинского повстанческого движения в Закерзонье, обрекая УПА на безусловное поражение; 2) выполнило то, о чем десятилетиями мечтали польские правительственные структуры всех политических направлений — решить украинскую этническую проблему восточных воеводств.

Всем депортированным украинцам, проживающим в западной Польше, за некоторым исключением, и сегодня запрещено возвращаться на исконно украинские земли Закерзонья.

Внешняя поддержка польских операций против повстанцев

Польские операции против повстанцев существенно поддерживал Советский Союз. Вот чем это, в частности, подтверждается.

Польская армия формировалась на территории СССР, обучалась советскими инструкторами, вооружалась советским оружием, и, кроме того, некоторыми подразделениями командовали советские офицеры. Польские службы безопасности и народной милиции были созданы по образцу советских служб, вышколены и проинструктированы советскими специалистами по вопросам безопасности, а также оснащены советским вооружением. Советские специалисты, политические и военные советники присутствовали в послевоенное время во всех польских воинских подразделениях и службах безопасности. Обладая большим опытом, они были источником ценных советов и экспертных анализов во всех отраслях внутренних дел Польши, включая операции против повстанцев.

Части и соединения советских вооруженных сил, разместившиеся на польской территории сразу же после войны, оказывали прямую и непрямую поддержку Временному правительству Польши, а особенно — его службам безопасности. За период 1945–1946 годов войска МВД СССР проводили операции в восточных воеводствах Польши. Они противостояли повстанцам, как польским, так и украинским, охраняли польско-советскую границу, не давая возможности отрядам УПА переходить из Закерзонья в Советскую Украину и наоборот. Они также снабжали службу безопасности Польши разведывательными данными, касающимися операций УПА по обе стороны границы.

Кроме советской помощи польские службы безопасности получали также помощь от своих чехословацких коллег. Службы безопасности ЧССР перекрыли со своей стороны чехословацко-польскую границу и делали все для того, чтобы отряды УПА не имели возможности скрываться на их территории. Они также проводили свои операции против повстанцев, когда те пытались пересечь границу, и активно обменивались с польскими коллегами разведданными об УПА.

Помощь, которую оказывали Советский Союз и Чехословакия полякам в вопросах внутренних дел, была документально оформлена в феврале 1947 года трехсторонним соглашением. Они координировали свои операции против повстанцев УПА. Это соглашение стало прелюдией к совместно проведенным службами безопасности Польши и Чехословакии операциям под соответствующими кодовыми названиями «Операция «ВИСЛА» и «Операция «ТЕПЛИЦЕ».

Небоевые операции УПА

Разведывательные операции. УПА имела хорошо разветвленную, эффективную и надежную разведывательную сеть. Это стало возможным не только из-за благосклонности населения в районе операций повстанцев, но и, прежде всего, благодаря эффективной деятельности их тайной организации — ОУН. Кроме налаживания работы сети ячеек в украинских общинах Закерзонья, она еще и организовала и поддерживала такую инфраструктуру повстанцев, в обязанности которой входил сбор разведданных о численности, дислокации и передвижении правительственных сил внутренней безопасности, об отношении местного населения, польского и украинского, к повстанцам, о численности и деятельности местных полицейских постов, о планах военных учений, о производственных мощностях и тому подобное. Более того, под юрисдикцией ОУН находилась служба безопасности (СБ), одновременно исполнявшая роль контрразведки и полиции безопасности. Кроме обеспечения безопасности, служба добывала необходимую разведывательную информацию для ОУН и УПА. УПА, наконец, имела собственные отряды боевой разведки на сотенном и куренном (ротном и батальонном) уровнях.

ОУН и УПА имели эффективную систему безопасности. Это подтверждается тем фактом, что ни разу за период украинского национально-освободительного движения на Закерзонье (1944–1947 гг.) ни в одно важное звено ОУН и УПА не просочились вражеские агенты. Национально-этническая обособленность, возможно, была главным фактором, который срабатывал в пользу повстанцев. Один из командиров польских войск, воевавших с повстанцами, полковник Ян Гергард, вспоминал:

«Благодаря нашим агентам-информаторам внутри организации мы имели точные данные о ней (имеется в виду польская повстанческая организация). Однако такая форма агентурной работы не принесла никаких положительных результатов в отношении банд (!) украинских повстанцев».

Практика присвоения псевдонимов каждому члену ОУН и УПА, а также кодовых названий каждой боевой единице УПА вплоть до групп помогла соблюсти меры безопасности и усложнила правительственным войскам сбор боевой разведывательной информации, поскольку эти кодовые названия и псевдонимы часто менялись.

Разведывательная деятельность ОУН-УПА утратила интенсивность с началом массовой депортации украинцев из этой местности и массовых арестов подозреваемых членов инфраструктуры — последняя была разгромлена без шансов на восстановление. Она ослабевала, когда УПА вынужденно набирала новобранцев, некоторых даже принудительно, не имеющих опыта повстанческой войны. Захваченные в плен, эти «зеленые повстанцы» на допросах почти не оказывали сопротивления и вполне вероятно, что большая часть ценной разведывательной информации (расположение бункеров, отрядов) была добыта правительственными войсками именно таким способом.

Продолжение следует